Что делать, если вам плохо в иммиграции и хочется вернуться домой, но это невозможно

Иммиграция – это не только новые возможности, но и безусловный стресс для каждого человека, независимо от его личного желания переехать в другую страну и знания языка. Некоторые не выдерживают возникающих трудностей и просто возвращаются назад. Причиной этому может стать и разница в менталитете, и жесткая конкурентная среда, и невозможность восстановить былой социальный статус и использовать прежние достижения. Однако в последние месяцы все больше людей вынуждены уезжать, понимая, что они не смогут в ближайшее время вернуться назад. Возвращение в Украину, где бушует война, или в Россию или Беларусь, где людям могут грозить жесточайшие политические преследования, подчас одинаково опасно.

Журналист Ксения Кириллова рассказывает – что делать, если вам кажется, что эмиграция – это не ваш путь, а возвращение назад невозможно или сопряжено с огромным риском? 

Принять неизбежное

Главная проблема вынужденных эмигрантов в том, что они, чаще всего, не планировали эмигрировать и никогда не собирались жить в другой стране. Именно ощущение «я этого не выбирал» и «я этого не хотел» чаще всего создает главный психологический барьер при адаптации в новой стране. Эти люди менее подготовлены к отъезду в плане знания языка и профессиональных навыков, они намного больше внутренне привязаны к своей прежней стране, и потеря родины для беженца – не временный и естественный процесс «смены обстановки», а трагедия, которую очень трудно пережить. К тому же не стоит забывать, что первой стадией переживания горя является отрицание, то есть невозможность смириться с этой потерей. Боль, вызванная горем и крушением прежней жизни, может оказаться сильнее любого «медового месяца иммигранта».

Именно поэтому главное, на чем следует сосредоточить психологические усилия в первый момент – это на принятии неизбежного.

Парадоксально, но иногда тот факт, что вы не выбирали эмиграцию, может помочь легче ее принять, потому что он подчеркивает ее неизбежность и естественность. К примеру, вы ведь не выбирали в жизни и множество других вещей. Вы не выбирали родителей, снегопады, раннюю темноту и холод зимой, не выбирали какие-то болезни, цвет кожи или волос. Мы не можем предотвратить войны, стихийные бедствия и другие несчастья, но мы научаемся принимать их и жить с ними. Примерно так же обстоит дело и с вынужденной эмиграцией. То, что вы не выбирали ее, означает всего лишь, что она стала неизбежным явлением вашей жизни, как изменение климата, ураган или болезнь.

Таким образом, вынужденность переезда при правильном подходе может помочь в адаптации даже больше, чем сознательное решение эмигрировать.

В случае если у вас не было другого выхода, вам нет смысла винить себя за решение уехать и многократно прокручивать в голове другие варианты или взвешивать возможность вернуться. В сложных обстоятельствах жизнь словно сама снимает с нас часть ответственности, облегчая путь и прокладывая дорогу. Ее надо принять и жить с нею, потому что иного уже не дано.

Искать достоинства и помнить приоритеты

Трагедии многих иммигрантов связаны с искаженными ожиданиями от новой страны. Даже вполне «благополучный» переезд часто связан с тем, что человек начинает искать в новой стране то, что ему было дорого в старой, забывая, что никакая страна не сможет полностью удовлетворить все ожидания, и какие-то потери все равно неизбежны. Людям свойственно забывать простую истину о том, что «на осинке не растут апельсинки», и каждая без исключения страна обладает своим особым набором достоинств и недостатков.

Однако в случае вынужденной эмиграции эти искаженные ожидания могут быть намного сильнее, поскольку, во-первых, как уже говорилось, такие эмигранты намного сильнее привязаны к родине, которую оставили не по своей воле. К тому же пережитые страдания невольно вызывают «синдром жертвы», который парализует волю к активным действиям. Поэтому таким людям особенно важно вспомнить, от чего именно они уезжали, и что в первую очередь надеялись обрести в эмиграции.

Понятно, что в большинстве случаев ответом на этот вопрос будет мирное небо над головой, безопасность и свобода.

Кроме этого, можно составить для себя перечень других достоинств новой страны, которых не было у вас на родине, и постараться сосредоточиться именно на них. Конечно, бывает, что вам слишком сложно принять недостатки страны, в которой вы оказались.  Однако не стоит забывать, что, даже если вы испытываете трудности с возвращением, вы не «приговорены» к вечной жизни на одном месте. Особенно это справедливо для случаев, если вы не могли выбрать место для жизни по собственному вкусу, и оказались в той стране, куда вам проще всего было попасть в экстремальной ситуации. Со временем, когда вы встанете на ноги и получите необходимые документы, можно будет подумать о переезде в место, которое вы выберете сами. Пока же можно расслабиться и попытаться максимально насладиться достоинствами новой страны – не зря же судьба распорядилась так, что вы оказались именно здесь?

Ускоренная интеграция

При правильном подходе, то есть при способности принять неизбежное и ценить хотя бы базовую безопасность и покой, обретенные на новом месте, вынужденная эмиграция способствует даже более быстрой интеграции в новое общество, чем сознательная ­– просто потому, что иного выбора у вас сейчас нет. Особенно это справедливо для политических беженцев, для которых вынужденный отъезд был не только следствием внешних бедствий (война), но и сопровождался драматическим внутренним разрывом с собственной страной. Даже при том, что этот разрыв тоже был во многом вынужденным, он помогает не оглядываться на прошлое.

Конечно, вы навсегда останетесь носителем каких-то черт российского менталитета, культурного кода и душевной организации. Никто не призывает вас забывать язык и культуру, да это и невозможно сделать. Но постепенно вы начинаете воспринимать это как ваш менталитет, а не как русский менталитет вообще. При вынужденной эмиграции переход восприятия американцев от «мы и они» к «я и они» происходит гораздо быстрее, чем при обычной.

Вы остаетесь собой, но перестаете ощущать себя частью РоДИНы, что, в принципе, довольно логично.

А это означает, что вы быстрее интернируетесь в местную среду. В Америке это не так уж сложно, поскольку каждый может стать здесь американцем, оставаясь при этом собой. Если вы заговорили на языке этой страны, нашли здесь свое место, работу и друзей (а поверьте, все это в конечном счете возможно найти), если вы соблюдаете закон, ничего больше от вас не требуется. Место в стране иммигрантов находится обычно для каждого.

Да, возможно, вам все равно придется меняться, учиться и подстраиваться под местные правила и деловой этикет. Это будет нелегко, потому что в моменты таких «ломок» привычных шаблонов поведения и стереотипов вы будете особенно ярко вспоминать, что не выбирали этого, и от этого захочется еще сильнее себя жалеть. Это естественно и нормально.

Вы не виноваты, что столкнулись со злом, которое сломало вашу жизнь. Но очень важно понять, что эти «ломки» больше касаются внешних вещей. В конце концов, нам же приходится менять привычный маршрут, когда дорогу завалило снегом. Ваша суть останется прежней. Она будет уже не российской, белорусской или американской, а только вашей.

Не забывайте про стадии иммиграции

Если вы чувствуете, что не можете заставить себя в конкретный момент интегрироваться в новое общество, и у вас при всех усилиях не получается заинтересоваться другой культурой, проверьте, может быть, вы находитесь на стадии раздражения по отношению к новой стране? Это означает, что организм истощен, устал от новых впечатлений и нуждается в отдыхе. Зачастую разочарование в новой стране может объясняться именно этим, а не объективными причинами. Таким образом, если желание вернуться появляется у вас в течение полугода или года после окончания этапа идеализации новой страны, нужно просто дать себе время и позволить организму восстановиться.

То же самое касается стадии ностальгии. Мы уже говорили в прошлых выпусках «Диаспоры» о том, что не стоит ударяться в крайности и «отсекать» свою прежнюю жизнь, внушая себе, что вы начинаете все с чистого листа. Такие крайности особенно часто встречаются у политических беженцев, которые порой даже чувствуют вину за сам факт прежней жизни и за то, что потратили годы на то, что оказалось в итоге не нужным.

Однако не стоит забывать, что ваша прошлая жизнь – это часть вашего опыта и неизменный компонент вашей личности.

Если бы вы не прожили ее, вы не стали бы таким, какой вы есть, и тогда, скорее всего, в решающий момент и вовсе не оказались бы здесь. Уже за это стоит сказать спасибо вашему прошлому. И, конечно, важно интегрировать в новую жизнь все полезные моменты из прошлого, включая счастливые воспоминания – связанный с ними эмоциональный ресурс может еще не раз вам пригодиться.

Потеря социального статуса и возможности профессиональной реализации

 Это довольно частое явление, которое невозможно преодолеть сразу даже самым упорным трудом. Полученное на родине образование не имеет значения в ряде сфер, и для возвращения к профессии, допустим, врача или юриста, вам придется переучиваться по американским стандартам.

Психологически здесь может помочь только переоценка значимости ваших успехов. Не стоит приравнивать свои американские достижения к тому, чего удалось добиться на родине. Напротив, полезно бывает выстроить новую шкалу оценки достижений и повысить в своих глазах значимость сделанного в иммиграции по сравнению с прежней жизнью (к примеру, приравнять один успех в США к десятку успехов в России или в Украине). К тому же не стоит забывать, что наша «неоцененность» иногда может быть прямым следствием разницы в менталитете. В США не принято ждать, когда вас заметят и оценят, и важно научиться торговаться за лучшую долю, как только вы наработаете преимущества, которые сделают возможным такой торг.

Ищите доступные ресурсы

Даже если вы пока «привязаны» к конкретной стране, где у вас есть шанс получить защищенный статус, и не можете выбрать себе другую, есть масса вещей, которые вы можете изменить. Мы уже писали о том, где брать ресурсы на адаптацию в новой стране. Вы можете изменить референтную группу, то есть тех, чье мнение значимо для вас, и на кого вы можете опереться. Вы вполне можете переехать в другой штат, поскольку все они отличаются друг от друга не только природой, но и самой атмосферой, политической культурой и местной историей. Вам ничего не мешает искать друзей-американцев в разных сферах жизни, чтобы избежать искушения переносить обиды и неудачи, возникшие от поступков отдельных людей, на страну в целом.

Словом, эмиграция – хоть и непростое, но не самое страшное испытание, особенно в сравнении с войной или тюрьмой. К тому же может оказаться, что у вас получится вполне искренне полюбить страну пребывания. Это не так сложно, особенно для человека, который привык жить в одной стране, старался сделать ее лучше и не задумывался об отъезде. А ведь вы всегда и были именно таким человеком, правда?

СПОНСОР