Лица столицы: Роман Высочин, композитор, музыкант, продюсер

В рубрике “Лица столицы” сегодня – Роман Высочин, композитор, музыкант, продюсер.

– Роман, когда вы поняли, что вы композитор и музыкант?

– Если честно, и это совершенно не позерство, я совершенно не помню своей жизни без пианино. Родители рассказывают, что я начал играть еще тогда, когда я стоял у инструмента, а клавиши были выше моей головы. Так что я просто родился музыкантом и я больше ничего делать не умею.

– Это наследственное?

– Да, я из музыкальной семьи. И с папиной и с маминой стороны почти все владели каким-то инструментом. Музыка была везде. Дома, в машине у папы. Часто бывало, что я в машине слышал какую-то песню, а зайдя домой первым делом начинал по памяти подбирать к ней аккорды. Мне тогда было года четыре наверно. Недавно я виделся с родственниками, они напомнили, что у них есть запись с их свадьбы, где я в 8 лет уже вовсю на ней работаю как музыкант.

– То есть вы и есть тот самый уникальный ребенок, который как на крыльях летел в музыкальную школу, с упоением решал задачи по сольфеджио, учил музыкальную литературу и часами гонял гаммы?

– А вот это, как раз совсем не про меня. Я ненавидел ходить в музыкальную школу, потому что все, что там нужно было делать, все эти странные истории про детство Бетховена, вся эта классика меня совершенно не интересовали. Все, что там пытались в меня впихнуть, я считал адом. Меня интересовала совершенно другая музыка – «Машина времени», джаз, американская музыка. Я окончил музыкалку только потому, что папа умолял меня не бросать.

– Ром, а как началась Америка в вашей жизни?

– Очень тяжело! Катастрофически тяжело! Я из тех иммигрантов, кто не принимал собственного решения о переезде. Меня привезли родители. Я вырос в огромном многомиллионном городе и иной жизни я себе не представлял. Там был совершенно иной темп жизни, там было совершенно иное окружение – высокообразованное, целеустремленное. И когда тебя в 17 лет выдергивают из такой жизни – это крах всего. До отъезда я три дня плакал, в самолете у меня была истерика. По приезде сюда я впал в дичайшую депрессию. И продолжалось у меня это состояние года два, наверное. Каким-то абсолютным чудом я не стал наркоманом. Дело в том, что творческие люди переживают все эмоции, как хорошие, так и плохие, гораздо глубже и ярче, острее. И самое важное, о чем я хотел поговорить, потому что это крайне важно для новых иммигрантов, это окружение, в которое вы попадаете на новом месте. Это очень часто определяет то, как у вас сложится жизнь в новой стране.

– Или то, что может вашу жизнь сломать?

– Абсолютно. Человек социальное существо. Как бы мы ни умничали, как бы мы ни говорили, что у нас на все свое мнение, мы все равно очень зависим от тех, кто нас окружает. И вот я, приехав сюда, попал в окружение, которое стало рисовать мне свою Америку, ту, которую они видят и понимают со своей системой ценностей.

– Это были русскоязычные люди?

– Да, у нас здесь огромное количество родственников, я их очень люблю, они замечательные, но постулаты, которые они мне вбивали в голову, буквально рушили мой мир.

– Например?

– Да это все очень банально и знакомо каждому – сиди на пособии так долго, сколько сможешь, работай с нашими, получи хорошую специальность – плиточник, бетонщик и так далее, все равно ничего большего тебе не добиться… Понимаете, о чем я?

– Ром, но это же совершенно естественно, чтобы освоиться в стране, нужно сначала встать на ноги, и сделать это всем хочется наиболее безболезненным способом. С нашими проще, ты хотя бы понимаешь, что они тебе говорят. Как новому человеку в незнакомой стране найти правильное окружение?

– Очень хороший вопрос. Прежде чем вы начнете искать, остановитесь, поезжайте в лес, горы, туда, где вас никто не побеспокоит, и загляните внутрь себя. Осознайте, что именно для вас является самым ценным, самым важным, ради чего вы будете жить, ради чего вы готовы тяжело работать. В моем случае, после этих двух кошмарных лет я посмотрел в себя и сказал – так, стоп, я не строитель, я не тракдрайвер, не риэлтор. Я музыкант. Конечно, это не легко, но это единственно верный путь, если вы не хотите потерять себя, предать себя. И как только вы утвердитесь в себе, у вас появляется шанс примагнитить к себе людей, которые идут с вами в одном направлении.

– Очень часто людям нужно достичь дна, чтобы было от чего оттолкнуться, и я сейчас не только о людях зависимых.

– Именно. И годам к 24 я психологически такого дна достиг. Я к тому моменту был уже женат и я сказал моей жене Свете – давай решать: либо мы возвращаемся назад, за океан, либо мы разрываем наш добрый уютный славянский круг и переезжаем «в Америку» полностью, по настоящему.

– Язык к тому моменту, я полагаю, у вас уже был?

– Ну, относительно… Конечно, я ходил в колледж. Но, позвольте дать еще один совет, колледж далеко не лучшее место, чтобы выучить английский. Вы там заучиваете слова и потом через месяц благополучно их забываете, потому что не используете. Вы в голове все переводите: машина – car, дом – home. И проблема именно в этом. Один американский дедушка сказал – посмотри, как учат язык дети, только по ассоциации. Они видят машину и знают, что это car. Не переводят, а знают! И эти ассоциации создаются с каждым действием, каждым явлением.

– Отлично, а как взрослому человеку снова стать ребенком?

– Очень просто, идете в бесплатную библиотеку и берете книги для самых, самых маленьких. Так где каждое слово и понятие проиллюстрировано. Так картинка за картинкой вы встроите свои ассоциации. И это не просто теория. Именно так выучил английский мой дядя. И это был именно тот английский на котором говорят американцы, а не тот, который вам будут давать в колледже.

– Роман, помимо того, что вы делаете музыку вы ее еще и преподаете. Чаще всего родители говорят своим детям: музыкант – это не профессия. Как понять тем же самым родителям, что для ребенка это станет делом его жизни и он преуспеет, или наоборот, как вовремя осознать, что лучше осваивать другое мастерство?

– Вы знаете, по моему мнению, не важно, кем вы хотите стать – музыкантом, художником, актером. Я очень советую поизучать биографии людей, преуспевших в выбранной вами профессии. Возможно, ответ там. Человек может состояться в творческой профессии только в том случае, если он сможет найти разумный баланс между выживанием – возможностью содержать себя, семью и творчеством. Бах деньги брал не за свои величайшие произведения, а за то, что он ремонтировал органы, писал то, что ему заказывали, то есть не брезговал ремеслом. Когда Леонард да Винчи писал одному из потенциальных работодателей о своих умениях, умение рисовать было чуть ли не на 14 месте. Понимаете, о чем я?

– Вы нашли этот разумный компромисс между творчеством и ремеслом?

– Мне кажется, да. Творчество всегда со мной, но кроме этого есть жизнь, где я могу зарабатывать ремеслом – есть свадьбы, есть церкви, есть артисты, которым нужен аранжировщик, есть люди, которые хотят учиться музыке. Я не учу детей играть на пианино, я скорее коуч. Работаю с музыкантами, у которых есть цель или они хотят ее найти и достичь. Я обожаю это делать. И если вы реально чувствуете, что музыка это ваше и это именно то, чем вы хотите заниматься в Америке, приходите, я вам с удовольствием помогу, в том числе и поверить в себя.

СПОНСОР