Домой ВЫБОР РЕДАКТОРАГолосуйте за Человека года – 2023!

Голосуйте за Человека года – 2023!

Проект «Лица столицы» – это истории иммигрантов, которые начали в Америке с нуля. Чья история иммиграции вас вдохновила?! Звоните и голосуйте!

Все статьи проекта – ЛИЦА СТОЛИЦЫ

В 2023 году в каждом номере «Диаспоры», на обложке, мы публиковали портрет жителя Сакраменто, которому хотелось уделить особое внимание. Все герои проекта «Лица столицы», безусловно, уже вошли в историю нашего города и в историю диаспоры, а вот кто войдет в историю «Диаспоры», как Человек года – выберете вы.
Голосование будет проходить весь январь 2024 года, а объявление результатов и вручение подарков состоится в феврале.

Как голосовать

  • Чтобы отдать свой голос за того, чья история иммиграции вас вдохновила, позвоните по бесплатному телефону (916) 239-2400 и проголосуйте за номер, который соответствует участнику проекта.
  • Вы также можете скачать приложение ETHNO FM для мобильного телефона и отдать голос через приложение.
  • Важно: голосование проходит с 13 января по 28 февраля.

Кого из героев проекта «Лица столицы» вы можете назвать «Человеком года»?! Голосуйте!

  1. Александр Сойбельман, госслужащий
  2. Светлана Попова, Врач, Public Health Medical Officer II
  3. Елена Автюх, Организатор ежемесячных митингов у Капитолия в поддержку Украины
  4. Алла Пономарь, специалист по медицинским страховкам
  5. Роман Высочин, композитор, музыкант, продюсер.
  6. Евгений Маленко, ипотечный брокер
  7. Лилиана Кет, финансовый советник
  8. Светлана Шраменко, агент по недвижимости и страхованию, специалист отдела психиатрии Департамента здравоохранения Yolo County
  9. Сергей Головей, пастор, автор проекта Citi Life на ETHNO.FM
  10. Ислам Каримов, бизнесмен, благотворитель
  11. Михаил Веников, ветеран армии США, офицер полиции и основатель некоммерческой организации помощи ветеранам Ranger road
  12. Полина Морозова, специалист по связям с общественностью чартерной школы Community Outreach Academy
  13. Вячеслав Коников, заслуженный тренер Республики Беларусь по теннису
  14. Ольга Ким, кулинарный видеоблогер
  15. Мария Луцюк, специалист по финансированию Департамента образования штата Калифорния
  16. Александр Попов, музыкант-скрипач
  17. Наталья Морозова, стилист, тренер-технолог Международного класса
  18. Светлана Конопатская, инициатор и создатель проекта ParaSOLka
  19. Влад Котяков, пастор
  20. Юлия Родина, мастер спорта и тренер международного класса по спортивной гимнастике
  21. Нина Ковалева, брокер, владелец риелторского агентства по продаже бизнесов и коммерческой недвижимости
  22. Кахрамон Латифов, тренер по боксу, владелец фудтрака
  23. Роман Рыбин, музыкант, создатель группы «Бангладеш»

Все статьи и интервью доступны в нашем электронном архиве – ЗДЕСЬ

1. Александр Сойбельман, госслужащий

– В Америку я приехал с мамой, мне было около 16 лет, поэтому для меня все прошло достаточно естественно и безболезненно. Особенно с языком. Это сейчас, когда наших тут стало очень много, можно всю жизнь прожить в Сакраменто и обойтись без английского. А тогда, когда мы приехали, здесь мало кто говорил по-русски. Мне было очень интересно – новые знакомства, новые друзья, все иначе. Тогда никакого Интернета и смартфонов в помине не было. Всю информацию приходилось добывать, как говорится, из уст в уста. Конечно же, нам помогали, большинство людей, которых мы встречали, были добрыми и с открытым сердцем. И сегодня я стараюсь продолжать эту добрую традицию иммигрантов Сакраменто, помогать людям.

2. Светлана Попова, врач, Public Health Medical Officer II

– В 2000 году мой, тогда будущий супруг выиграл грин-карту. Когда мы уезжали, мне было 27, я была с образованием и работала директором отдела обслуживания пациентов в Американском медицинском центре в Киеве. Сейчас я работаю в Департаменте медицинских услуг Калифорнии. Одна из основных функций этого департамента – администрировать программу Medi-Cal. Кроме этого, в нашем департаменте есть еще целый ряд программ, в том числе и та, которой я непосредственно занимаюсь. Она называется «Every Woman Counts». Моя функция не допускать бюрократии там, где нужны профессиональные медицинские знания. Мы прикладываем максимум усилий, чтобы медицинскими программами от государства занимались не только чиновники и бюрократы, а в большей степени профессиональные медики.

3. Елена Автюх, организатор ежемесячных митингов у Капитолия в поддержку Украины

– В первый раз мы собрались у Капитолия в первый день войны. Тогда, как и многие, мы думали, что этот кошмар закончится быстро. Прошел месяц, другой, и все поняли, что война в Украину пришла надолго. И мы решили не останавливаться и продолжать собираться. Потому что люди, которые живут спокойной мирной жизнью, потихоньку начали уставать от потока страшных новостей, рассказывающих о том, что происходит в Украине. И я сейчас говорю не об американцах, многие из которых до 24 февраля и не знали, что существует страна Украина. Я говорю о нашей диаспоре. Если на первые митинги и акции приходило до тысячи человек, то через несколько месяцев количество участников не превышало пятидесяти. Кто-то смирился, кто-то устал, кто-то махнул рукой. И видя это, мы тем более решили не останавливаться, выходить и продолжать напоминать всем, что там все еще бомбят города, там все еще гибнут мирные люди, там все еще хотят захватить нашу родную землю.

4. Алла Пономарь, специалист по медицинским страховкам

– Для нас с мужем и дочерью Америка началась 26 лет назад. Мы прилетели из Украины в Нью-Йорк в декабре, прямо перед Рождеством. Красотища была такая на улицах, просто как в сказку попали. Но нам было, конечно, легче, чем многим, потому что мы приехали по воссоединению с семьей мужа, то есть было кому нам помочь. Это очень большой бенефит – иметь родственников рядом. Славянская диаспора в Сакраменто в то время еще не была такой многочисленной, Интернета, по сути, не было, мобильной связи тоже, но «Афиша» уже выходила, поэтому нам не пришлось тыкаться наобум, как слепым котятам. В 2005 году я начала работать в городской администрации, где создали отдел, который занимался детским здоровьем. Позиция моя называлась «application assistant». Оказалось, что огромное количество славянских семей не страховали своих детей только потому, что не знали языка. И когда им звонили и предлагали помощь на русском, многие буквально плакали от счастья. Вот как в 2005 году я стала этим заниматься, так до сих пор и помогаю людям заполнить все документы, собрать все бумаги, выбрать план. Короче, сделать все то, что новичку в этой стране без помощи сделать практически невозможно.

5. Роман Высочин, композитор, музыкант, продюсер

– Я совершенно не помню своей жизни без пианино. Родители рассказывают, что я начал играть еще тогда, когда стоял у инструмента, а клавиши были выше моей головы. Так что я просто родился музыкантом и больше ничего делать не умею. Я из музыкальной семьи. И с папиной, и с маминой стороны почти все владели каким-то инструментом. Музыка была везде. Дома, в машине у папы. Часто бывало, что я в машине слышал какую-то песню, а зайдя домой, первым делом начинал по памяти подбирать к ней аккорды. Мне тогда было года четыре наверно. Недавно я виделся с родственниками, они напомнили, что у них есть запись с их свадьбы, где я в 8 лет уже вовсю на ней работаю как музыкант. Я из тех иммигрантов, кто не принимал собственного решения о переезде. Меня привезли родители. Я вырос в огромном многомиллионном городе и иной жизни себе не представлял. Там был совершенно иной темп жизни, там было совершенно иное окружение – высокообразованное, целеустремленное. И когда тебя в 17 лет выдергивают из такой жизни, это крах всего. До отъезда я три дня плакал, в самолете у меня была истерика. По приезде сюда я впал в дичайшую депрессию. И продолжалось у меня это состояние года два наверное. Каким-то абсолютным чудом я не стал наркоманом. Дело в том, что творческие люди переживают все эмоции, как хорошие, так и плохие, гораздо глубже и ярче, острее. И самое важное, о чем я хотел поговорить, потому что это крайне важно для новых иммигрантов, это окружение, в которое вы попадаете на новом месте. Это очень часто определяет то, как у вас сложится жизнь в новой стране.

6. Евгений Маленко, ипотечный брокер

– Моя история иммиграции – о том, как за три года из бригадира грузчиков можно превратиться в ипотечного брокера. Правильно будет сказать, что я нашел себя. Когда ты находишь себя, у тебя нет больше разделения между работой и жизнью. Дело было так – пришел карантин, мы сидим дома. И я вижу, что у нас соседи через забор устраивают тусовки. Во-первых, это не законно, во-вторых, они шумят под окнами. Так вот эти соседи в один прекрасный день постучались к нам в дверь и сказали, что мы будем шуметь, но если хотите, вы можете пошуметь вместе с нами. Ну мы и пошли. С тех пор мы стали нарушать карантин вместе с этими американскими ребятами. А один из них был крупный брокер по недвижимости, и он как-то раз спросил меня, а не хочу ли я поучиться у него? Так, нарушая закон, я и нашел свое призвание.

7. Лилиана Кет, финансовый советник

– На родине я занималась расследованием уголовных дел. Сначала была следователем, потом меня назначили начальником Следственного управления области. Сначала было страшно, но потом я поняла, что если можешь организовать трех человек, то организовать сто сорок пять – не проблема. А потом, глядя, что происходит со страной, я поняла, что я-то вроде устроилась, а вот у моих двух дочерей здесь будущего нет. И мы собрались и уехали в Америку. Почему именно Америка? Потому что книжек начиталась. Я читала много исторической литературы, о том, как эта страна создавалась, потом заполировала все это «Одноэтажной Америкой» Ильфа и Петрова. И мне очень захотелось своими глазами увидеть, как все это работает. И, надо сказать, Америка меня не разочаровала. Может быть, потому, что в отличие от многих я не ожидала, что приеду сюда и здесь на меня тут же доллары с неба посыплются. Первым делом я пошла в ближайшую библиотеку, у меня с собой был обычный бумажный словарь, и, тыкая в него пальцем, я объяснила, что мне нужны классы, чтобы выучить английский. Я стала инкассатором, потом – риелтором. И профессионально – нет предела совершенству, я постоянно добавляю себе в актив какие-то опции. Начала работать с планами по наследованию, с MediCare. Мой муж говорит – ты будешь работать, пока не перестанешь шевелиться. Надеюсь, так оно и будет.

8. Светлана Шраменко, агент по недвижимости и страхованию, специалист отдела психиатрии Департамента здравоохранения Yolo County

– Когда я только пришла в школу для взрослых, со мной в одном классе занимались английским дедушки и бабушки, которые учили язык, чтобы сдать на гражданство. И среди них был один мужчина – Александр, которому было 75 лет, учился очень упорно. И еще один мужчина – Владимир, лет шестидесяти, который приходил, лишь бы отсидеть. И вот Александр спрашивает Владимира, а почему ты не занимаешься? А тот ему отвечает – а зачем мне, я сейчас подам на гражданство и все. И Александр так возмутился, да как ты не понимаешь, это же элементарное уважение к стране, которая тебе дала все! Ты здесь ни дня не работал, сидишь на пособии! И я в тот момент подумала, это же правда! Американцы работают, чтобы ты был сыт и здоров, а ты даже чуть усилий приложить не хочешь, чтобы хотя бы научиться понимать, что они тебе говорят. Больше того, потом в разговоре случайно выяснилось, что этот самый Александр собирал нашей семье продукты, когда мы только приехали. Сейчас это рассказываю и у меня слезы подступают. Именно тогда я поняла, что я обязана выучить язык и тоже хочу помогать людям.

9. Сергей Головей, пастор, автор проекта Citi Life на ETHNO.FM

– Я помню, что когда в Шереметьево за нами закрылась дверь в самолете, единственное, что я подумал, что даже если я никогда не вернусь обратно, I’m good. Мы жили сегодняшним днем. И это не славянский «авось». Мы просто в тот момент в этой стране были первопроходцами в построении новой жизни. Это сейчас в Сакраменто огромная славянская диаспора и наши люди есть абсолютно в любой сфере – есть у кого спросить, на кого ориентироваться, у кого просить помощи. А тогда, в начале 90-х, мы не могли ни на что рассчитывать, мы просто шли вперед, не боялись рисковать, пробовать. Мне было 19, когда я стал пастором. 30 лет спустя я оглядываюсь назад и хочу сказать на весь город – моя американская мечта не только сбылась, – Бог превзошел мои ожидания. Он сделал несравненно больше. Когда ваши помыслы чисты и ваш труд честен, когда вы не изменяете своему призванию, Бог всегда сделает больше того, о чем вы просите.

10. Ислам Каримов, бизнесмен, благотворитель

– Я из Узбекистана. Наш переезд в Америку случился 17 лет назад, когда бабушка выиграла грин-карту. Сейчас, можно сказать, что весь наш род живет в Калифорнии, в Лос-Анджелесе. В Сакраменто мы с отцом переехали два года назад. Мне 24 года. Мое детство, как я уже сказал, прошло в Лос-Анджелесе. Там я окончил школу. В колледж не пошел, в университет не пошел, потому что у нас семья бизнесменов. Я смотрел на своих родных и сразу знал, что пойду по их стопам. Первым здесь открыл свою компанию мой дядя. Сейчас он работает уже по всей Америке. Он и мой отец для меня два непререкаемых авторитета. Когда мне исполнилось 16 лет, они сказали: ты уже взрослый, пора выходить на работу, ты должен знать, как деньги зарабатываются. И я безумно благодарен им за то, что произошло именно так. А свою компанию – мы занимаемся переездами – я основал два года назад, как раз когда переехал в Сакраменто. Когда я увидел, какое количество иммигрантов приезжает в Сакраменто, то подумал: я же здесь живу, почему бы не сделать так, чтобы это было кому-то полезно. Начали мы с заселения в апартаменты. На сегодняшний день это двадцать комплексов, где живут люди без документов, без кредитной истории только по моему поручительству. Так как нам по работе часто приходится освобождать дома от ненужной мебели, у нас есть возможность отдавать эту мебель нуждающимся.

11. Михаил Веников, ветеран армии США, офицер полиции и основатель некоммерческой организации помощи ветеранам Ranger road

– Я родился в Казахстане. Когда был совсем маленьким, мы переехали в Мариуполь. А когда мне исполнилось 7 лет, мы по религиозной линии уехали в Америку. Приехали сразу сюда, в Сакраменто. Тогда здесь было еще очень немного славянских семей. Конечно, как и всем, вначале было непросто. Я пошел в школу и начал активно заниматься спортом. Надо сказать, что огромную роль в моем увлечении спортом сыграл мой отец. Он сам служил в десанте и наше физическое воспитание и поддержание дисциплины для него всегда были на первом месте, так что гонял он нас – будь здоров! Я работал в Special Weapons Attack Team и был ранен. После операции мне пришлось какое-то время восстанавливаться, и врачи запретили мне чем-либо заниматься. А я такой человек, что просто не могу ничего не делать. Я стал проверять свой почтовый ящик и соцсети и увидел, что много моих сослуживцев пишут мне – мы видим, что после армии у тебя все получается, пожалуйста, посоветуй, как быть в той или иной ситуации. Так появилась организация помощи ветеранам. Мы работаем в содружестве с несколькими спортивными организациями. Проводим всевозможные виды соревнований, например гонки на специальных автомобилях для тех, кто потерял руку или ногу. Мы возим ребят на охоту и рыбалку. Также мы очень тесно сотрудничаем с организацией соревнований по смешанным единоборствам. Они постоянно для наших ребят и их семей выделяют билеты на самые интересные бои, которые они проводят. Наши ветераны занимаются прыжками с парашютом. Все наши подопечные имеют какую-то физическую травму, полученную во время службы, и наша основная задача помочь им вернуться в социум, почувствовать те же эмоции, которые им были доступны до полученных ранений.

12. Полина Морозова, специалист по связям с общественностью чартерной школы Community Outreach Academy

– Никогда не хотела учить английский язык, никогда не мечтала не то что жить в Америке, даже путешествовать. Я из Москвы, с восьми лет в спецшколе я учила немецкий язык. В университете вторым стал итальянский, так что меня всегда больше интересовала Европа. Так что приехала я сюда в 2004 году с нулевым английским. После окончания университета я уехала работать в Германию, так что, по сути, с нуля свою жизнь я начинала два раза и все иммигрантские заботы и тревоги мне знакомы очень хорошо. В прошлом году мы столкнулись с огромным количеством детей беженцев, которые изначально приехали к нам в страну только чтобы переждать ту трагедию, которая происходит у них на родине. Но ситуация затянулась, и они вынуждены отправлять детей в школы. Я не знаю, как происходит в других школах, но мы поняли, что без специальных классов, где ребята изучают английский как иностранный нам не справиться. В СОА я отвечаю за поддержку семей, чьи дети ходят в нашу школу. У нас практически 2000 учащихся, а значит почти 2000 семей, которые ежедневно нуждаются в какой-то помощи.

13. Вячеслав Коников, заслуженный тренер Республики Беларусь по теннису

– Моя история началась в 1966 году, когда мы с моим братом пришли на нашу первую тренировку к моему дяде. Теннис стал моей профессией и жизнью. Я возглавлял сборную Беларуси до 18 лет. Работы было очень много, прекрасная квартира в центре города, две машины, шикарная зарплата. Это было конец 90-х – начало 2000-х. Мой дядя стал нас зазывать приехать сюда, мол, что вы там делаете, какие перспективы для ваших детей… Я объездил всю Флориду, подавал свое резюме во все клубы и мне сказали – у вас слишком высокий уровень, мы не можем вам платить соответственно. В конце концов я сказал – я начну с нуля, платите мне как рядовому тренеру, только дайте работать. Моя первая ставка была 8 долларов в час, хотя в Беларуси на момент отъезда мне платили уже не менее 20. Было очень сложно, но работы я не боялся, тренировал бабушек, дедушек, домохозяек. А потом мой брат, который жил в Калифорнии, познакомил меня с людьми, которые посмотрели на мою работу и пригласили тренировать команду университета Сакраменто, где я и проработал 15 лет главным тренером. С возрастом я стал, конечно, спокойнее, но когда я впервые увидел этот бардак, который здесь происходит, я конечно был в шоке. Как можно прийти на тренировку в джинсах и туфлях! Приходилось разговаривать, объяснять, что так нельзя, это может привести к травме, потихоньку меняли джинсы на шорты, туфли на кроссовки. Но бывало, что и мячи грыз, и ракету грыз и выбрасывал через забор, чтобы хоть так-то показать, что тренер сердится. Мне говорили американцы, если ты так устал, можешь взять отпуск. А я не устал, я просто не могу смотреть на это безобразие.

14. Ольга Ким, кулинарный видеоблогер

– Идея создать свой кулинарный канал на YouTube пришла случайно: по просьбе подруги я выложила три-четыре рецепта и мы с мужем, сами того не ожидая, проснулись знаменитыми. Пигоди набрали несколько десятков тысяч просмотров, канал можно было сразу подключить к монетизации, что мы и сделали. Поскольку наш с мужем бизнес позволял нам более активно заняться моим каналом на YouTube, мы стали изучать, как это работает, читать обучающие книжки и развиваться. YouTube стал нашей профессией – два взрослых человека на полную силу, полный рабочий день трудились над новыми выпусками. Муж снимал, обрабатывал комментарии, отвечал за продвижение канала, ну а я медийное лицо и автор рецептов. Сейчас на моем канале около 650 рецептов, корейских – около сотни.

15. Мария Луцюк, специалист по финансированию Департамента образования штата Калифорния

– В первый раз я приехала в Америку в 15 лет. Это была самая первая программа, по которой приглашали учеников старших классов из стран бывшего СССР. Эта программа была нацелена на то, чтобы показать молодым людям, как работает демократия, вдохновить их на лидерство и работу над демократическими изменениями в их странах. Я год прожила в американской семье, ходила в американскую школу. Вернулась в Омск и поняла, что хочу вернуться в Америку. Билет Москва – Сан- Франциско стоил тогда 850 долларов. Это были для нас фантастические деньги. Чтобы купить его для меня, родители продали все, что только можно продать. Они отправляли меня в неизвестность, абсолютно без денег, они очень переживали. Но надеялись, что мой отъезд даст мне шанс на совершенно другую жизнь. И их надежды оправдались. Мои «американские родители» работали на штат. Кстати, если вы не знали, штат Калифорния до сих пор является крупнейшим работодателем на Западном побережье. Меня всегда прельщало то, что это очень стабильная работа. Еще она хороша тем, что ты идешь работать в один департамент, тебе не понравилось, ты легко переходишь в другой. Я пришла сначала бухгалтером в структуру, которая занимается лотереями. Кстати, если кто-то не знает, все деньги, которые остаются после выплаты выигрышей, идут на поддержку школ. И вот уже 24 года я работаю именно в системе, которая занимается школьным финансированием.

16. Александр Попов, музыкант-скрипач

– Я мечтал попасть в класс к знаменитому профессору Александру Каушанскому, он скрипач-виртуоз, ученик Давида Ойстраха. А его в это время перевели в Кишиневскую консерваторию завкафедрой струнных инструментов. Видимо, у Бога на меня был свой план, так я попал в Молдову, отучился у него и со временем стал директором Национального оркестра Молдовы. Только дожив до 38 лет, я стал понимать, для чего появился на этот свет. Оркестр, который я возглавлял, был первой категории, то есть нам разрешалось гастролировать по капиталистическим странам. Наверное, для других людей в то время это было все равно, что побывать на Луне. Но при том, что был успех, аплодисменты, деньги, морального удовлетворения моя работа мне не приносила. В один из дней я просто осознал, что хочу, чтобы моя скрипка не просто веселила людей, а доставляла им утешение, давала какую-то надежду. Я хотел брать в руки инструмент не потому, что у тебя план 120 концертов в год, а потому, что тебе хочется подарить людям счастье.

17. Наталья Морозова, стилист, тренер-технолог международного класса

– Для людей, которые приходят подровнять кончики, я, конечно, парикмахер. Ну а для профессионалов я стилист, тренер-технолог международного класса. А еще я имею высшее строительное образование. Когда я окончила строительную академию, решила, что мне этого мало и получила красный диплом по специальности бухгалтер-аудитор. Потом меня швырнуло в полицию, где из меня хотели сделать следователя. Но однажды я заметила, что всегда, когда захожу в парикмахерскую, мне интереснее не стричься, а стоять и смотреть, как это делают другие. Пошла, окончила простые курсы, думаю – полезная штука, буду домашних стричь. Ну и понеслось, подстригла всех, до кого могла дотянуться. И все, я так зацепилась, пошла в салон, оно дальше само затягивает – все интереснее, интереснее. Еще три года назад в моем городе у меня была большая студия, в которой я и мои коллеги занимались повышением квалификации, обучением с нуля парикмахеров, мастеров маникюра. Приглашали на мастер-классы топ-стилистов международного уровня. В общем, еще недавно я была обладателем собственного бренда, который назывался и включал в себя полный спектр профессионального образования, сетевые магазины, оптовую и розничную торговлю – все для салонов красоты. Надеюсь, через какое-то время мы здесь тоже что-нибудь подобное создадим.

18. Светлана Конопатская, инициатор и создатель проекта ParaSOLka

– Когда рождается идея создать проект, всегда должен быть какой-то человек, который возьмет на себя инициативу организации. Наверное, просто так сложилось, что у меня было желание и, наверное, есть какой-то талант к организации, поэтому я проявила эту инициативу и взяла эти вопросы на себя. Но команда у нас действительно большая, в ней много лидеров, и каждый отвечает за свое дело. И благодаря тому, что каждый попал на свое место – ParaSOLka работает. Помимо проекта – я работаю в консалтинговой компании. Могу даже так немножко похвастаться, она четвертая по своему уровню в мире на сегодняшний год. Специальность у меня техническая, но мой отдел занимается менеджментом проектов, то есть и там я занимаюсь тем, что мне нравится больше всего – организацией работы. Мой главный совет иммигрантам свежим и будущим – не надеяться на чудо, готовиться к худшему, к трудностям, к проблемам. Пусть лучше для вас будет каким-то приятным сюрпризом, что здесь кто-то откликнется на ваши нужды и чем-то поможет.

19. Влад Котяков, пастор

– Моя история – это, наверное, одно из главных посланий, которое я хочу донести до современных родителей, которые недавно приехали в Америку. Если у тебя темное прошлое, люди обычно о нем не рассказывают. Но я рассказываю, потому что мне уже 40, я пастор и для меня мое прошлое – это наглядный пример для нынешних родителей, чтобы моя история не повторилась в их детях. Я мечтал переехать в Америку с девяти лет. Первыми уехали наши родственники. Это было сразу после развала Союза и с почтой в Украине тогда было не все благополучно, а другого способа общения с заграницей практически не существовало, потому что звонить было баснословно дорого. Так вот, моя мама подкармливала нашего почтальона шоколадом для того, чтобы она не выбросила нашу почту. В то время люди жили совсем плохо и многие из них, впрочем, как и сейчас, во всех бедах винили Америку. И могли, просто увидев, откуда пришло письмо, выбросить его, просто из вредности. Так вот, я очень хорошо помню, как нам принесли пакет, в котором был вызов в Москву, на соборование. Я, наверное, в своей жизни так высоко не прыгал от радости, что я буду жить в Америке. Мы уехали как беженцы. Мой прадедушка Моисей умер в лагере, его забрали в 1947-м за веру в Господа. У него была очень большая семья, которую преследовали. Моих родителей лимитировали, не дали им получить образование, хотя у них было большое желание. Вот на этом основании наша семья и вся наша родня получила возможность уехать сюда. На днях собирались только родственники со стороны мамы, так вот на фото мы насчитали 160 человек. У моей мамы в семье 14 детей. Родственники со стороны отца в основном живут в Портленде. Там, наверное, тоже человек 200 наберется.

20. Юлия Родина, мастер спорта и тренер международного класса по
спортивной гимнастике

– Родители привели меня на гимнастику лет в 6–7. Это была даже не секция, а группа подготовки к детской спортивной школе Олимпийского резерва и все было очень не просто. Когда родители получили приглашение привести меня в спортивную школу, в первую очередь они столкнулись с проблемой, что возить меня некому, Челябинск город большой, а школа далеко. То есть для того, чтобы ходить на занятия, мне нужно было самостоятельно сначала ехать на трамвае, потом на троллейбусе. В общем, они сильно сомневались, но на отбор меня привезли. А отбор был очень жесткий. Во-первых, посте московской Олимпиады желающих заниматься было очень много, во-вторых, нужно было реально и подтягиваться уметь, и уголок держать, и по росту подходить – иначе в брусья не пройдешь. И вот мама рассказывала, что сидят они в коридоре, выходит тренер, все родители к нему бегут – как наш ребенок? А он сразу – где родители Юли Родиной? Ну и сказал им, что я ребенок одаренный и заниматься должна обязательно! После этого деваться им было некуда и я стала ездить на тренировки.

21. Нина Ковалева, брокер, владелец риелторского агентства по продаже бизнесов и коммерческой недвижимости

– Я из Западной Украины, города Черновцы. Приехала сюда в январе 1998 года. В Черновцах я работала в американо-украинской компании. Наш босс открыл первое в Украине производство Pepsi Cola, наш товар даже поставляли в Польшу и Германию. Я смотрела на людей, на американских бизнесменов. В то время это были люди как будто с другой планеты. Я подружилась с женой нашего босса. Мы до сих пор очень хорошие друзья. Я смотрела на нее и думала, вау, какая женщина умная, красивая, успешная. Она меня всегда вдохновляла двигаться вперед, показывая своим примером, что не обязательно быть мужчиной, чтобы руководить бизнесом. Когда я прилетела в Сакраменто, меня встретил брат. И вот мы едем из аэропорта и я спрашиваю, когда же уже город в конце концов будет, сколько можно ехать? А он говорит, так это и есть город. Я в шоке полнейшем, я-то думала, что Америка вся, как в кино – сплошные небоскребы, а тут просто село какое-то. Но привыкла достаточно быстро, человек к хорошей жизни очень быстро привыкает.

22. Кахрамон Латифов, тренер по боксу, владелец фудтрака

– Бокс – спорт джентльменов, к драке отношения не имеющий. Ну а что касается еды, то ресторан у меня был еще в Самарканде, откуда я родом. Кстати, он и сейчас работает. Поэтому, как только я приехал в Америку, я тут же снова занялся этим бизнесом. Как выяснилось – нелегально, но я этого даже не знал, пока мне потом специально обученные люди это не объяснили. А спорт у меня всегда был в крови, я разными единоборствами занимался, очень хотел стать боксером, но отец мне не разрешал… Возможно, именно поэтому я решил своего сына Исмаила сделать боксером. Сейчас ему 12 лет, из них полтора года я его тренирую. За это время он уже выиграл два пояса в классе National Champion. Вообще наград у него уже очень много, практически все стены в комнате его занимают. Еще он Junior Olympic Champion выиграл с огромным преимуществом. Так что мне и как тренеру, и как отцу есть чем гордиться.

23. Роман Рыбин, музыкант, создатель группы «Бангладеш»

– Я родом из Симферополя, из Крыма. Прожил там 27 лет, потом уехал в Киев. Для большинства людей жить – это находиться как минимум 95% времени в одном месте. Для меня же Киев был, как для самолета порт приписки, потому что с 24 лет я не вылезал с гастролей. Мы с нашей кавер-группой «Бангладеш Оркестр» исколесили все страны бывшего Союза. Так что жил я в основном в автобусах или в гостиницах. Мне нравится сцена, и я там прямо живу. Наверное, моя профессия мне помогла все правильно рассчитать, все правильно поставить и поехать на вечные гастроли. И если бы не февраль 2022-го, они бы еще долго не закончились… Я взял дочку и приехал в Сакраменто, к маме. Слава богу, здесь нашлись энтузиасты, пара профессиональных музыкантов из Беларуси. Сейчас наш коллектив «Бангладеш» не только снова существует, он начал уже гастролировать, начал выступать на разных фестивалях и прочих мероприятиях. Бэй Эрия нас заметила – корпоративы пошли.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

- Новый номер журнала "Диаспора" (PDF) -
diaspora-03-2024

СЛЕДУЙТЕ ЗА НАМИ

6,087ФанатыМне нравится
149ЧитателиЧитать

ПОГОДА В САКРАМЕНТО

Sacramento
clear sky
57.6 ° F
61.3 °
53.2 °
63 %
1.3mph
0 %
Thu
55 °
Fri
54 °
Sat
50 °
Sun
50 °
Mon
49 °